Фото: Esam Omran Al-Fetori / Reuters

Остановка на окраине

За последние два дня силы фельдмаршала Халифы Хафтара не смогли закрепиться ни в одном крупном населенном пункте и не заняли прочные позиции вокруг Триполи: бои продолжаются на южных и юго-западных подступах к городу, по данным региональных СМИ и наблюдателей. О начале наступления на столицу Ливии 75-летний Хафтар, командующий силами Ливийской национальной армии (ЛНА), объявил 4 апреля. Триполи и территории вокруг него контролируются признаваемым ООН правительством национального единства (ПНЕ) во главе с премьером Фаизом Сараджем. 7 апреля ПНЕ объявило о начале операции «Вулкан гнева» — контрнаступления на позиции ЛНА.

В первый же день наступления ЛНА без боя установила контроль над городами Сабрата и Сурман, расположенными примерно в 60 км от столицы к западу, и городом Гарьян в 100 км к югу. Еще через два дня по двум направлениям (с запада и юга) ЛНА удалось продвинуться на несколько десятков километров и достигнуть окраин столицы. Однако в воскресенье наступление встретило сопротивление и замедлилось. К 9 апреля силам Хафтара, в частности, не удалось взять город Эз-Завия в 40 км к западу от столицы, хотя еще на прошлой неделе арабские СМИ сообщали, что войска Хафтара вступили там в бой с силами ПНЕ.

Самого заметного прогресса за пять дней армия Хафтара достигла на южном направлении. Она заняла города Аль-Азизия в 55 км к югу от Триполи и Каср бен-Гашир в 34 км и близ международного аэропорта Триполи (не используется). Бой за аэропорт продолжается, сообщали 9 апреля находящиеся на месте наблюдатели. В понедельник самолеты ЛНА нанесли удар по единственному действующему в Триполи аэропорту Митига. В результате все полеты в нем были остановлены.

Реклама на РБК www.adv.rbc.ru

Всего за три последних дня, по данным Всемирной организации здравоохранения, ​в боях погибли 47 человек, 181 ранен. Такие данные привел 9 апреля официальный представитель организации Тарик Язаревич.

Наступление Хафтара нельзя считать успешным, поставленные задачи не выполнены — его силы не вошли в Триполи и даже потеряли некоторые объекты, которые заняли в первый и второй день наступления, сказал РБК эксперт Российского совета по международным делам Кирилл Семенов. Провести наступление в режиме блицкрига не удалось. Пока активные боевые действия против Хафтара ведут бригады в городе Мисрата; остальные, хотя и лояльны Сараджу, в активных боевых действиях не участвуют, и развитие военных действий будет зависеть от того, к кому они примкнут, отметил Семенов.

Не всех устраивает, что Хафтар может стать единственной властью в стране, сказал в разговоре с РБК старший преподаватель департамента политической науки НИУ ВШЭ Леонид Исаев. «В Ливии долгое время работает система сдержек и противовесов. Когда кто-то из участников конфликта усиливается, другие объединяются против него», — объяснил эксперт.

Чем располагают стороны конфликта

По данным экспертов компании «Интеграция экспертизы», которая специализируется на Африканском континенте, безусловный численный перевес на стороне Хафтара, которому подчиняются отряды разной степени боеспособности общей численностью более 100 тыс. человек. Гарнизон Триполи, по их подсчетам, составляет около 6 тыс. человек.

По данным справочника The Military Balance за 2018 год (подготовлен Международным институтом стратегических исследований IISS), армия ПНЕ располагает тяжелой техникой, в том числе танками Т-55 и Т-72 и артиллерией. На вооружении ПНЕ также находятся не менее 14 вертолетов и самолетов, включая два модернизированных МиГ-23БН — один их этих самолетов и был целью авиаудара по аэропорту Митига.

Ливийская национальная армия Хафтара, по данным Military Balance, имеет танки Т-55, Т-72 и артиллерию, в том числе реактивную (БМ-21 «Град»). У ЛНА также есть авиация — не менее пяти вертолетов и самолетов, в том числе МиГ-23, МиГ-21 и французские Mirage F1ED.

Хафтар рискует потерять юг

Наступление началось незадолго до запланированной ООН конференции по урегулированию ливийского конфликта. Она должна была пройти 14–16 апреля в ливийском городе Гадамес. Однако 9 апреля спецпредставитель генсека ООН в Ливии Гасан Саламе заявил, что ее пришлось перенести. «Мы решили действовать осторожно и не спеша, чтобы не упустить историческую возможность, — говорится в заявлении эмиссара, опубликованном в Twitter миссии ООН в Ливии. — Мы приложим все усилия, чтобы провести форум как можно скорее, пригласив на него все без исключения стороны, однако только тогда, когда его успех будет гарантирован, эскалация преодолена и возобладают разум и мудрость».

Хафтар торопится с наступлением, потому что рискует потерять захваченные в январе этого года территории на юге страны, отметил в разговоре с РБК старший преподаватель департамента политической науки НИУ ВШЭ Григорий Лукьянов.

В январе этого года ЛНА захватила самый населенный город юга страны — Себху. Отсюда идет прямая дорога в Триполи — по ней Хафтар и ведет наступление. Установив контроль над южными территориями, фельдмаршал получил транспортные узлы на границе с Нигером и Чадом и нефтяные месторождения — источники стабильного дохода. Но ситуация в этом регионе нестабильна, так как многие населенные пункты контролируются национальными меньшинствами (туарегами и бедуинскими племенами), которые сохраняют лояльность Хафтару, только пока он им платит. «Если он не закончит штурм Триполи в течение ближайших дней, ему придется либо оттягивать часть сил на юг, либо вообще покидать его. И то и другое крайне невыгодно», — сказал Лукьянов. По его мнению, с взятием Триполи у Хафтара могут возникнуть проблемы: «У него самая боеспособная армия на территории Ливии, и та ее часть, которую он бросил на штурм столицы, наиболее мотивированна и организованна, но Триполи самый большой город страны, и пусть городской милиции не хватает вооружения, чтобы конкурировать с Хафтаром, она хорошо знает местность и пользуется поддержкой местного населения».

Подпишитесь на рассылку РБК.
Рассказываем о главных событиях и объясняем, что они значат.

Автор:
Александр Атасунцев, Анастасия Батманова

Источник